Разработчики Splitgate планируют перенести портальный шутер на Switch и мобилки На волне успеха Splitgate у студии 1047 Games работы невпроворот https://nedosex.com/category/chulki-i-bele/ В недавней трансляции девелоперы поделились мыслями о будущем игры.1047 Games желает, чтобы шутер был доступен «везде», поэтому разработка версии для Nintendo Switch и мобильных девайсов — вопрос времени. При этом команда отмечает, что кросс-плей между телефонами и остальными платформами может не случиться. Пока портирование не в п
Интеллигенция против моды на религию

Мы продолжаем серию статей «Ислам и татарская интеллигенция». Наш сегодняшний собеседник главный редактор газеты «Звезда Поволжья» Рашит Ахметов

 


Р.Х. Рашит афанде, существует ли на сегодняшний день «татарская интеллигенция» в прямом значении этого слова?
Р.А. Бесспорно, да. Есть большой союз писателей, где работает несколько сотен человек, академия наук, вузовская интеллигенция, массы которой огромны - учителя, врачи, ученые естественных и неестественных наук. То есть интеллигенция существует, развивается и она очень многообразна. Хотелось отметить, что на сегодняшний день молодежь почти поголовно поступает в институты. И это тоже определенный показатель. Что же касается именно татар, то я заметил, что у них специфический тип мышления. Из них получаются хорошие математики и философы. Мой коллега говорил, что в мире есть пять философски одаренных народов - это немцы, греки, индийцы, китайцы и татары. Другое дело, что развитие татарской науки было приостановлено. Почему? Те же аргументы, которые обычно приводят в оправдание отсталости России от Европы - следствие монголо-татарского ига, можно зеркально отразить и на сегодняшнюю ситуацию, оправдывающую отсталость татарской интеллигенции. У татарского народа огромный потенциал. Когда я учился в Казанском авиационном институте, у нас в группе ребята с татарскими фамилиями учились значительно лучше. Вообще татарский народ всегда тянулся к просвещению и по тому ренессансу, когда в нач. 20 в. в Российской империи появились демократические свободы, мы видим, что стало возрождаться издательское дело, писались богословские труды, открылся татарский театр.
Р.Х. Насколько сплоченная татарская интеллигенция?
Р.А. Я всегда с удивлением отмечал, что татарская интеллигенция государственническая, служивая. В советское время в республиках существовали хельсинские группы, они были достаточно активны в республиках Советского Союза, но в Татарии не получили развития, т.к. у татар не диссидентский тип мышления, он приспособленческий, более или менее терпеливый, трудолюбивый, упорный, а возможно трусоватый. Татары, безусловно, не бунтари. Но есть и свои особенности. В среде татарской интеллигенции много внутренних склок и дрязг. Например, меня очень удивили результаты последних выборов в Академии наук, где наиболее талантливые, сильные, яркие ученые не прошли конкурс. Выбирали по принципу «удобности и серости». Татарская Академия наук, по сути, должна служить татарскому народу. В то время, когда мы находимся в тяжелейшем положении, нужно щепетильно относиться к каждому яркому, самостоятельному и интересному ученому, оказывать ему поддержку, беря пример с еврейской интеллигенции. Однако происходит все наоборот - все яркое наиболее ожесточенно уничтожается, а серое начинает торжествовать. Это не очень хороший симптом для будущего нации. Если институты, которые должны служить татарскому народу, будут осуществлять такой отрицательный отбор, мы канем в небытие.
Р.Х. Раньше интеллигенция ассоциировалась с религией. Что Вы думаете по этому поводу?
Р.А. Наша интеллигенция, конечно же, светская, потому что она постсоветская. Как это случилось? С одной стороны исламские ценности помогли татарскому народу сохранить культурную идентичность, а с другой стороны они как бы уводили наиболее радикальную часть собственно от национального развития. А впоследствии институт религии, где с одной стороны это высокие моральные принципы и требования, а с другой стороны много ханжества и лицемерия, успел оттолкнуть постсоветскую интеллигенцию.
Но интеллигенция не выступает против религии. Она выступает против людей, которые лицемерно используют религию для своего собственного обогащения, например, попыток сделать карьеру. Вера для них - это вид паразитизма, попытка использовать моду на религию. Это неглубокая религия, ведь обычно поверхностные явления быстро захватывают широкие слои масс, но глубоко не проникают. А феномен веры не возникает по заказу. Это как любовь. Она либо приходит, либо нет. Человек должен пройти трудный путь духовного развития, прежде чем по-настоящему уверовать. Поэтому я даже положительно отношусь к тому, что часть интеллигенции настороженно относится к религии, потому что это показывает, что она не желает лицемерить, она хочет истинной веры или оставаться в стороне.
Р.Х. Не кажется ли Вам, что уровень образованности у мусульман очень низкий, почему это происходит?
Р.А. Когда-то ученые мусульманских стран сыграли большую роль в развитии западной науки. Они передали эстафету, остановившись в своем развитии. Из-за этого наблюдается низкий уровень образованности мусульман в целом. Возникает вопрос, что именно в таком случае должен дать ислам миру? Возможно, требуется какой-то духовный импульс, который станет стимулом на пути к познанию? Есть же выражение «Бог – есть любовь». Может быть, именно любовь должна пробудить исламскую умму, которая станет основой какой-то новой человеческой цивилизации, что придет после того, как западная цивилизация зайдет в тупик.
Р.Х. Какова же роль религии в жизни человека?
Атеистическое государство нанесло непоправимый вред религии. Несмотря на это ее роль в жизни человека на степень выше роли искусства и науки. Ведь это моральные ценности. Она отвечает на вопрос в чем смысл жизни человека и в соответствие с совестью позволяет ему существовать в гармонии с окружающей миром или в безгармонии соответственно, которая имеет разные названия, как сатанизм, эгоизм, гипертрофированное самолюбие. Мы видим, что в тех обществах, где религия рушилась, где феномен веры переставал существовать, люди деградировали, впадали в распутство, общество просто разваливалось. Религия – это примерно то же самое, что сердце человека, наука – это мозг. Человек без сердца, без любви – глубоко несчастен. Поэтому жить без веры конечно невозможно. Исследования показывают, что активно верующих в нашей стране всего около 5%, а остальные 95% относятся к религии формально, многие остались полуязычниками или атеистами. Чтобы был какой-то феномен, всплеск веры, требуется минимум 20-30 лет. Должен пройти период накопления опыта и знаний.
На сегодняшний же день в обществе отдается предпочтение поклонению золотому тельцу, который у нас превалирует, это болезнь нашего больного, голодного общества. Но люди начинают испытывать и духовный голод. Они начинают понимать, что деньги счастья не приносят, что для того чтобы стать счастливым нужно по-иному устраивать свою жизнь и здесь приходят на помощь религиозные ценности. На самом деле религия - это божественный дар. Теоретически он дается каждому, но это непростой шаг. Это феноменальное перерождение. Если бы у нас общество было религиозным, то татары уже давно бы совершили колоссальный рывок вперед во всех отношениях. Ведь это мобилизация, которая дает вдохновение во всех сферах: в работе, в творчестве, в общем, во всех начинаниях.

Беседовал Ришат Хамидуллин