Новая карта для «Королевской битвы» в Black Ops 4 выйдет на PS4 завтра, на PC и Xbox One — Совсем скоро «Королевская битва» в Call of Duty: Black Ops 4, зовущаяся «Затмением», пополнится новой картой — тюрьмой для особо опасных преступников на острове Алькатрас, в реальном мире превратившейся в музей https://suggiesavers.org/category/gei/ В Black Ops 4 на острове, само собой, поселились «выживальщики» и зомби. Трейлер обещает бои на ближних дистанциях (по крайней мере, в тесных помещениях тюрьмы точно не развернёшься), но,
Стратегия национальной политики. Новые решения старых проблем.

Беседа с депутатом Государственной Думы, председателем Комитета Государственной Думы шестого созыва по делам национальностей Гаджиметом Керимовичем Сафаралиевым.

- Уважаемый Гаджимет Керимович, проблема межнациональных отношений часто тесно связана с вопросами религии. В чем эта связь проявляется?

- Россия – страна, в которой веками происходило взаимопроникновение и взаимообогащение культур через совместное или пограничное проживание представителей различных этносов и народов. Именно поэтому сама российская цивилизация и государственность пропитаны культурным многообразием. Более 190 национальностей, более 200 языков и диалектов - это наш культурный багаж и богатство, равных которому в мире нет. Религиозный вопрос всегда был актуален для России, был частью вопросов общего быта и культуры общения людей.

Интересен такой исторический факт: в дореволюционной России, еще до появления в нашем политическом, научном и повседневном лексиконе понятий «нация» и «национальность», главным критерием отнесения человека к той или иной общности было вероисповедание. Понятия, которые были близки к обозначению этнической принадлежности, как правило, просто не использовались. Для меня, например, кажется вполне естественным, что приверженность той или иной религии была первым в историческом срезе России маркером общности людей. Проявляясь в качестве наднационального признака, религия во все времена становилась либо самым мощным объединяющим началом, либо поводом настороженного отношения друг к другу.

Вместе с тем, мы все уже привыкли и не замечаем, что связь конкретного человека с религией оценивается окружающими с учетом и национального контекста, в котором этнический русский должен быть православным, татарин, башкир и даргинец – мусульманином, поляк – католиком и так далее. Поэтому там, где мы говорим о межнациональном взаимодействии, мы не можем не говорить о его религиозном измерении.

 

- По-вашему, почему идет обострение межконфессионального напряжения? В некоторых регионах страны чаяния мусульман о строительстве мечетей не находят поддержки? В памяти недавний случай об отказе в выделении земли под строительство мечети в районе Митино Москвы.

- Я уверен, что к инициативам людей и их просьбам о строительстве мечетей, как и церквей, и иных молельных мест традиционных религий России, необходимо проявлять особый, очень взвешенный подход. Это внимание часто может состоять лишь в должном исполнении законов, уважении мнения, религиозных чувств граждан и готовности искать компромиссные решения. Ситуация в Москве далеко не однозначна. Транспортная инфраструктура конкретного района столицы, ее перегруженность, вынудила людей протестовать против предоставления земель под строительство мечети. Уверяю вас, протесты были бы столь же яростными, если на предлагаемом месте решили построить любой объект массового посещения. На мой взгляд, религиозный конфликт не надо искать там, где есть иные требующего скорейшего разрешения проблемы.

Сегодня готовность властей Москвы к обеспечению условий для комфортного и мирного удовлетворения религиозных потребностей жителей, в том числе мусульманского населения, очевидна. Свидетельством тому стали беспрецедентные меры, принятые в столице по организации празднования Курбан-байрама, оборудовании специальных мест для традиционного жертвоприношения. Это важная и правильная стратегия власти, которая в конечном итоге должна способствовать общему делу укрепления межконфессионального согласия.

- Известно, что в июне текущего года был создан Совет при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям. Вы вошли в состав этого уважаемого экспертного коллектива, поэтому хотелось услышать, что называется из первых уст, подробности о работе Совета. Какие вопросы, инициативы, предложения поступили к Вам с тех пор, как он был учрежден?

- Хочу особо отметить, что факт создания Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям знаменует собой столь ожидаемую и наметившуюся только в последнее время тенденцию. По степени важности государственная национальная политика начала отвоевывать некогда утраченные позиции. Совет как совещательный и консультативный орган при Президенте Российской Федерации объединил ведущих экспертов в обсуждении стратегических задач государства – гармонизации межнациональных отношений и укрепления единства гражданской нации.

Сегодня Совет, в соответствии с одним из первых Указов Президента России «Об обеспечении межнационального согласия», активно ведет работу по подготовке важнейшего документа - Стратегии государственной национальной политики России до 2025 года. На различных площадках - в Государственной Думе, в ведущих университетах и научных центрах по всей стране – в форматах научно-практических конференций, дискуссий, круглых столов, мы пытаемся прийти к консенсусу по ключевым вопросам национальной политики страны.

Каким образом обеспечить формирование общегражданской идентичности и интеграцию внутренне неоднородного в языковом, культурном и конфессиональном отношении социума в консолидированное сообщество? Как предотвратить тенденции и настроения, вызывающие дискриминацию по национальному и конфессиональному признакам? Как воспитать детей в духе гражданского патриотизма? Какими должны быть подходы к решению задач развития страны инструментами миграционной политики? Эти и многие другие вопросы находятся в центре нашего внимания. После утверждения текста Стратегии, Совет приступит к содержательному наполнению каждого из направлений обозначенной политики.

Мы все понимаем, что одними декларациями, коих всегда было великое множество, национальную политику не реализовать, она должна воплотиться в конкретных проектах, мерах и политических решениях. И до тех пор, пока не появится этот базовый документ – Стратегия, у нас не будет четко выраженных концептуальных подходов к проведению национальной политики. Печальным показателем является то, что в большинстве субъектов Российской Федерации до сих пор нет региональных правовых актов, определяющих основные направления ее реализации, нет в целом достаточной координации на федеральном и региональном уровнях, а на вызовы и угрозы в этнополитической сфере отвечают лишь от случая к случаю и подчас только в чрезвычайных ситуациях. Такое положение дел предстоит поменять, и сейчас, главное, договориться на берегу «о терминах», единых подходах и механизмах. Напомню, до конца года Стратегия будет утверждена, и мы подведем первый итог проведенной масштабной работы Совета при Президенте по межнациональным отношениям.

 

- В соответствии с данными Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, на российском рынке труда существует потребность в привлечении дополнительной рабочей силы в строительной и торговых отраслях хозяйства. Как изменится политика с продолжением увеличения миграции? Как это повлияет на состояние межнационального согласия в стране?

 

- Возвращаю Вас опять к проекту «Стратегии государственной национальной политики России», в нем особое внимание уделено задачам политики в сфере миграции. Вопросы, связанные с миграцией приобретают особую актуальность, прежде всего в связи с ростом ксенофобии и проблемами демографии страны. Надо знать, что недостаток рабочей силы придумала не ФМС. Дефицит рабочих специальностей в СССР был проблемой, по меньшей мере, с конца 70-х. Молодёжь, скажем так, перестала стремиться на заводы – и это несмотря на то, что квалифицированный физический труд в Союзе оплачивался гораздо лучше, чем умственные усилия среднестатистического инженера.

Сейчас же смысл проведения миграционной политики и регулирования миграционных потоков внутри страны все больше и больше искажается. К сожалению, на уровне общественного мнения, миграция перестала восприниматься как инструмент для решения конкретных проблем развития регионов и страны в целом. Причина очевидна. Негативные эффекты нелегальной миграции мешают людям увидеть рациональное зерно в тезисе о важности регулируемых потоков трудовой миграции.

Согласен, мы не можем отрицать, какое порой деструктивное влияние на состояние межнациональных отношений в России оказывают современные миграционные процессы. Многие мигранты, прибывающие в страну, обладают не только низким уровнем образования и знания русского языка, но и используют подложные документы, способствуют распространению криминальных явлений, не предрасположены к принятию и соблюдению общероссийских социально-культурных ценностей и правил поведения.

Все перечисленное порождает «мигрантофобию». В свою очередь негативное отношение и взаимная агрессия приводит к обострению межнациональных отношений. Поэтому если мы не введем трудовую миграцию в цивилизованные рамки, если не создадим условия для интеграции и адаптации мигрантов, ситуация так и будет оставаться напряженной. И здесь придется сочетать интересы государства с интересами граждан и этнокультурных традиций народов России. Заслуживает внимания в этом плане инициатива по внесению изменений в ФЗ-74 о наделении национально-культурной автономии статусом социально ориентированной организации, имеющей право осуществлять деятельность по интеграции и адаптации мигрантов.

Наконец необходимо законодательно устанавливать обязанность и сдавать экзамены по русскому языку, знанию Конституции Российской Федерации, возможность создавать специальные адаптационные центры, для того чтобы те, кто к нам приезжал, был знаком с традициями, культурой и с тем, что из себя представляет Российская Федерация. Мы не должны наступать на те грабли, на которые уже наступили ряд европейских стран, долгое время закрывая глаза на необходимость интеграции мигрантов и провозглашая ценности мультикультурализма, которые на практике привели к созданию этнических гетто и росту социальной напряженности.

 

- В последнее время в Татарстане активно обсуждается проблема преподавания русского и татарского языков в школах. Кто должен контролировать этот вопрос? Есть ли какие-то наработки в этой области, которые бы устроили все стороны и не ущемляли бы прав граждан Татарстана?

- Проблема действительно есть. И она еще более очевидна, когда мы сталкиваемся с типичным случаем временного, подчеркиваю, временного, пребывания семей военнослужащих на территории любой из республик страны. Так, дети, для которых русский язык является родным, в соответствии с Конституцией, федеральным законодательством и законодательством субъекта Российской Федерации, на территории которого они получают образование, должны изучать государственный язык Российской Федерации и государственный язык республики. Родители же, учитывая факт краткосрочности пребывания семьи на данной территории, или по другим личным мотивам, противятся тому, чтобы ребенок в предусмотренных федеральными государственными образовательными стандартами объемах изучал государственный язык субъекта Российской Федерации. Аргументация родителей проста – государственный язык субъекта не понадобится ребенку в будущем, а вот изучение русского языка должно обеспечиваться не только в статусе государственного языка Российской Федерации, но и в статусе родного из числа языков народов России.

Каждый день в Комитет Государственной Думы по делам национальностей приходят обращения с жалобами от граждан на сокращение часов на изучение русского языка. Мы решили создать рабочую группу при Комитете, которая в настоящий момент уже обсуждает готовые предложения по снятию того напряжения, которое возникает в вопросах изучения языков.

Одно из предложений состоит в закреплении гарантий изучения русского языка в статусе родного языка, что, естественно, не отменяет содействия развитию языков народов России. Мы понимаем, что все эти задачи требуют комплексного решения – ни о каком запрете, сокращении часов или ущемлении прав граждан на изучение национальных языков речи быть не может. Мы понимает социальную направленность политики республик по сохранению титульных языков, и считаем ее безусловно правильной.

Однако следует отметить, что организация образовательного процесса должна в полной мере учитывать языковые потребности всего населения, и ни в коем случае не допускать сокращения часов, отведенных на изучение русского языка. Ведь именно знание русского языка, вне зависимости от этнической идентичности и вероисповедания, обеспечивает нашим гражданам на всей территории России социальную адаптированность и профессиональную конкурентоспособность.

Сегодня Государственная Дума работает над новым базовым законом «Об образовании в Российской Федерации». Следует сохранить все положительные достижения системы образования и не забывать, что только качественно новая модель образования, укрепляющего единство образовательного пространства на всей территории России, способна противостоять вызовам дезинтеграции, сепаратизма и размывания общероссийской гражданской идентичности.

Беседовала вып.редактор

газеты «Умма» Гузель Максютова